Ему аплодировал сам Тарантино – Денис Осокин: «Русская история на миллион долларов»

22 Сентября 2017

Он никогда не думал, что окажется в мире кино. Однако в его коллекции уже множество престижных наград: «Ника», две премии Гильдии киноведов и кинокритиков «Белый слон», премия Андрея Белого, а его «Овсянкам», представлявшим Россию на Венецианском фестивале в 2010 году, аплодировал сам Тарантино. Денис Осокин («Овсянки», «Небесные жёны луговых мари») – «русская история на миллион долларов» или как писать сценарии.

Денис посетил Новосибирск в рамках Russian Elementary Cinema (REC), который проходил в кинозале «Синема». Как признаётся он сам, художественная литература - главная и любимая его стихия, а кинематограф – скорее дополнение. Тем не менее, писатель участвует в создании документальных, игровых, и короткометражных фильмов. В течение пяти лет он работал на ТВ, делая авторский цикл о культуре народов средней Волги. Сейчас преподает на факультете кинематографии и телевидения в Казанском государственном институте культуры.

Книги и кино

Литература и кино – это два разных языка, два полюса. То, что исчерпывающе доносится с книжных страниц, в кино излишне и фальшиво. Одна сцена в фильме способна перевернуть все сверх наголову. Одна улыбка может передать прорву смыслов. Кино не требует многословности, наоборот – это его злейший враг, слова присущи художественной литературе, но фильму только мешают.

Киносценарий – это текст, который, в отличие от литературного произведения, до последнего дня способен измениться. Сценарий похож на конструктор. В процессе съемок его можно собирать несколько иначе: главное, чтобы основной посыл остался неизменным.


Уровень послания художника

Самое важное в сценарии – уровень послания художника. То, ради чего автор обращается к людям. Это могут быть богатства души, личное открытие и т.д. Прежде, чем что-то создавать или выпускать, задайте себе вопрос: чем вы собираетесь поделиться и нужно ли это миру?

Ведь хорошие фильмы - это тараны, пробивающие городские стены. Они способны донести послание до гораздо большего количества людей, чем самая хорошая повесть, напечатанная в самом лучшем литературном журнале. Сценаристы должны понимать всю силу, с которой они могут воздействовать на человека.

Так и стоит работать: искать, находить идею и делиться с людьми. Тема может быть общая - люди печалятся об одном и том же. Но рассказать об этом важно своим голосом.

Неожиданность и деликатность

Чем неожиданнее раскрывается тема, тем лучше. Не обязательно доходить до шока или треша. Всякое искусство боится и увядает от клише, банальностей и пафоса. Старайтесь как можно деликатнее и косвеннее затрагивать поднятые темы. Особенно общечеловеческие, важные и дорогие каждому.

Неверная дорога

Сначала человек решает, зачем ему обращаться к людям, а потом – с помощью каких средств. Нужен ему полный метр или короткий, а может это будет анимация, видеоарт или клип? Текст пишется исходя из выбранного пути.

Очень часто потенциальные авторы загоняют себя в тупик. Им есть, чем поделится, в голове идея будущего фильма. И авторы думают, что это должно быть полнометражное или игровое кино. А это совсем не обязательно. Исходя из идеи, лучше бы было сделать документальный фильм или вообще видеоарт, где 3 минуты будут развеваться ленточки на ветру под текст на несуществующем языке. Важно понять - точно ли с этой идеей нужно отправляться по такой дороге.

Три уровня текста

В основу будущего фильма ложатся тексты трёх уровней: заявка, синопсис и полновесный сценарий. И умение писать заявку очень важно. Этот текст на полторы страницы, или меньше, является эфирным маслом будущего фильма. Из заявки мы не узнаем всех тайн (в отличие от синопсиса, представляющего более подробный план со всеми сюжетными узлами), но мы чувствуем все запахи и вкусы, считываем их и понимаем. Важно, чтобы люди, которые будут её читать, подумали: «А из этого выйдет годный фильм». 

Идей и замыслов огромное количество, но реализуется лишь небольшой процент. И если имеет место конкурс любого уровня – государственного, продюсерского – все зависит от вашего умения писать заявки. Они, в буквальном смысле, прокладывают дорогу фильму. Заявка – это такая выпущенная стрела: чем дальше она пролетит, чем острее и невозвратнее ранит других людей, тем больше шансов, что фильм выйдет.

Конечно, когда пишется заявка, не понятно, что будет в итоге. Сценарист рождает чувственный мир и помогает ему вырасти. В заявке должна быть интрига, обещания. В конечном счёте, что-то сложится иначе, невозможно всё предугадать, но чистой лжи в заявке быть не должно. Если фильм связан с поездками, нужно убедить людей, что вы не просто хотите туда съездить. Что значит убедить? Просто быть искренним и почувствовать в себе возможность рассказать об этой теме так, как никто другой не расскажет. Заявка - это разворачивание личных знамен перед походом. Нужно показать, что знаешь, о чём говоришь, что дорожишь этим ещё не существующим фильмом.

В заявке можно немного переходить на поэтический язык. Текст может быть немного улыбчивым: хоть про себя, но пусть люди улыбнутся, читая его. Должна быть некая внутренняя фантастичность: и даже в будущем документальном фильме она может передаться какими-то узнаваемыми способами.


Если заявка не прошла – это совершенно не значит, что вы чего-то не учли. Бывают совершенно разные причины: иногда из 20 заявок могут профинансировать лишь 5. Но если заявки не проходят из года в год им действительно чего-то и не хватает.

Что касается сценария, третьего и последнего кинотекста, здесь сценарист говорит столько слов, сколько должен сказать. Сценарии полного метра обычно занимают страниц 70, плюс-минус 20.  В сценарии стараешься не забыть ничего. Спорных моментов должно быть намного меньше, но их нужно чувствовать и продумывать варианты. Фантазировать можно всё что угодно, но постоянно представляя, как это может быть снято в выбранном жанре.

В произведениях искусства и, в частности, в кино, ничего лишнего не бывает. Если в сценарии что-то таковым кажется, то и люди это почувствуют. Они поймут, что авторы или поспешили, или сфальшивили. Но невозможно быть фальшивым с самим собой. Это не о том, что авторы всегда абсолютно уверены в той правде, которую они несут. Они, как художники, должны чувствовать, что если и могут сказать что-то миру, то именно так.

 

Автор: Надежда Уколова

Фото: Наталья Смольянинова