STIGMATA?

14 Июня 2018

Не так давно ребята из группы STIGMATA (те самые металкорщики, что сожгли сентябрь в 2007-ом) представили новосибирцам новый альбом «Mainstream?». Специально для читателей тымолод.рф побеседовал с вокалистом Артёмом Лоцких и барабанщиком Владимиром Зиновьевым.

Что самое сложное в гастрольном туре?

Владимир: Самое сложное – это переезды. Концерты – это вообще ерунда, с него ты не устаешь. Ты устаешь, когда тебе надо вставать в 6 и ехать 600 км.

Артём: Устаешь всё другое время помимо концерта. То есть ты отыграл, а потом: «Всё, я устал» - и так до следующего выступления. На сцену выходишь бодренький, весёлый, на позитиве.

Владимир: На сцене отдыхаешь.

DSC_8773.jpg

Получается, что зрительный зал вас заряжает?

Владимир: Да, конечно, потому что ты делаешь то, что тебе нравится, и это ощущение возвращается. Эти эмоции. Но дорога – это самое выматывающее.

Артём: Ещё некая прелюдия перед концертом.

Владимир: Ожидание, когда ты ничего не делаешь, смотришь на эти бесконечно несущиеся фуры - это выматывает. Всё остальное – всякие саундчеки, концерт, обед, после концерта какие-то перемещения – это всё прикольно и здорово.

Как вы формируете сет-лист для концерта? Очень часто группы первую половину концерта играют новый альбом, а только потом старые хиты.

Артём: По хитам ударяем. Самое вкусное – напоследок, и всё разбавлено боевичками. Правильно же, да?

Вова: Да-да. Есть новые песни, которые нужно распределить. Вот есть 20 песен, и ты втыкаешь их в разные места, чтобы они не стояли блоком. Я вот, например, не очень люблю концерты, где группа играет новый альбом, а потом старый. То есть ты стоишь час, ковыряешь в носу, потому что тебе не нужно вот это вот всё. Ты хочешь услышать «Highway to Hell», а новые песни тебе не нужны.

Артём: Новое не надо.

Владимир: И ты стоишь, ждёшь старый материал. Поэтому, чтоб такого не было, мы стараемся это всё рассредоточить так, чтобы людям было не скучно, чтобы они узнавали какие-то старые песни и были подготовлены к новым.

falvara-0013.jpg

Ваш новый альбом называется «Mainstream?», что вы вообще понимаете под этим словом?

Владимир: Артем Юрьевич, давай.

Артём Юрьевич: Мейнстрим – это такое, грубо говоря, обобщенно-музыкальное направление, в которое входит определенный перечень групп, коллективов или исполнителей, которые работают на стыке популярной и неформатной музыки. Это моё понимание этого слова. А что конкретно закладывалось в название альбома – каждый должен понять для себя сам.

Владимир: Удобно, да?

Артём: Конечно, я долго готовился к этому ответу.

Как вы видите поклонников «Стигматы»? Собирательный образ.

Владимир: Это подростки, которые любят рок-музыку, и они бывают разные.

Артём: Это уже далеко не подростки.

Владимир: А кто?

Артём: Ты же говоришь о собирательном образе.

Владимир: Ну да – подросток, слушающий рок-музыку. Он может быть на какой-то модной волне, так же и на какой-то более устоявшейся, русско-роковой. Быть поклонником «Стигматы», ну и вообще альтернативного металла.

А по возрасту отличаются от тех, которые были лет 10 назад?

Владимир: Не-е-т. Конечно, когда концерты типа «15 лет группе» играются, то приходят и те поклонники из нулевых годов. Но также много и молодых ребят, девчонок, которые учатся сейчас в школе или на первом курсе института. То есть публика обновляется. Просто это обновление происходит не так быстро, как происходило, скажем, в 2007-08 году.

STG_7.jpg

С кем бы вы ещё хотели записать композицию?

Владимир: Да вообще ни с кем не хотели бы. Нет такого, что я бы хотел записать трек с Джонни Деппом, чтобы он на гитаре мне сыграл.

Артём: Лучше на клавишах.

Чем бы вы занимались, если бы не занимались музыкой?

Вова: Я бы, наверное, какие-нибудь видео снимал или монтировал. Мне нравится с ними возиться. Поработал бы с какими-нибудь клипмейкерами.

Артём: Я бы много где мог работать, достаточно у меня профессий - хороших и не очень. Сложно сказать.

А чем вы занимаетесь в свободное время, кроме репетиций? Как отдыхаете?

Владимир: В свободное время мы занимаемся всем, кроме репетиций.

Артём: Да-да. Это абсолютно, кстати, ёмкая фраза. Даже добавить нечего.

Сколько времени уходит, чтобы всем вместе сыграться, собраться, сделать песню, чтобы она хорошо звучала?

Артём: По-разному, на самом деле. Бывает и год, а бывает и два дня.

Владимир: В основном песни делаются дома, композиторами за компьютерами, так сказать, – гитаристами в нашем случае. А потом уже есть какой-то макет, который они дают всем, и каждый в силу своих способностей, фантазии придумывает свои партии. Например – мне присылают версию без барабанов, и я начинаю записывать то, что мне приходит в голову. Потом отсылаю парням, они говорят: «Ну вот здесь не надо, что-то здесь ты переборщил, а вот здесь оставь, а там сыграй вот так». Я переписываю ещё раз. Делается набросок за наброском, до тех пор, пока не получается какой-то финальный вариант, который и записывается потом начисто и входит в альбом.

А как вообще всё происходит? То есть кто-то говорит: «Ребята, я придумал песню!». И вы потом её слушаете: понравилось – не понравилось.

Владимир: Типа того. Допустим, сидит Тарас [Уманский], или Митяй [Кожуро] дома. Вот они на гитаре придумали какой-то рифф, записали его. И начинают из него делать скелет. Придумали форму, и потом начинают на неё накручивать звуки: на гитаре или синтезаторе, к примеру. И вот всё это обрастает, обрастает, потом проходит полгода, Тарас говорит: «Это всё [*****]» - и всё удаляет. И начинает заново. Это достаточно бесконечный процесс. Главное вовремя остановиться и найти какую-то точку, которая будет всех устраивать, и уже её увековечить, записав это в студии и выпустив в свет.

Но уже после того, как песня записана, хочется ли что-то добавить?

Владимир: Всегда. Ты слушаешь и думаешь: «Блин, вот здесь надо было! А тут вот я же хотел так, забыл, не записал». Но потом уже, спустя год, ты забываешь, естественно, и принимаешь её только такой.

STIGMATA-2843.jpg

Можешь рассказать о Drumstarz? Как пришла идея школы игры на барабанах?

Владимир: Drumstarz – это такое объединение, которое мы сделали с Даней Светловым из «AMATORY» в 2013 году. Мы тусовались вместе и поигрывали в две установки, и это так классно происходило, что мы решили сделать мастер-класс вдвоём. Сделали, нам понравилось, и мы решили эту деятельность обличить в какую-то форму, и придумали себе скромное название. Поскольку и он, и я преподавали и преподаём, мы решили сделать школу. У нас там сейчас работают барабанщики из разных групп – популярных и не очень. И мы уже немного в стороне: процесс идёт, ученики приходят – уходят. Преподаватели занимаются со всеми, а мы всё это контролируем со стороны. Вот если в двух словах. Вообще это планировалось и по-прежнему планируется как некий барабанный движ, который будет объединять в себя много разных барабанщиков с разных концов страны. Мы снимем разные ролики, передачи и т.д. - у нас деятельность достаточно обширная, даже если исключить школу.

Сегодня вы играете в клубе, который когда-то был отстойником для поездов. А ещё в каких-нибудь необычных местах вы выступали?

Артём: Мы часто выступаем в необычных местах. Мы играли в таком же клубе в Ростове, он тоже называется «Подземка», только там, в отличие от этого клуба…

Владимир: …трамвай не поместится.

Артём: Трамвай там не поместится, и здесь я очень сильно расстроился, что нет большой колонны перед сценой. Прикольная штука - ты играешь концерт, по сути, для колонны.

Владимир: Это необычным местом не назовешь, конечно.

Артём: И вот ты приходишь, вроде бы название знакомое, уже на слуху – а столба нету. И вот это очень сильно расстраивает, на самом деле. Лично меня, не знаю, как Володьку.

Володька: Мы тебе в райдер можем столб бетонный вписать.

Артём: Мне нужен столб. Если название будет «Подземка» – обязательно должен быть столб.

Владимир: Я однажды играл в необычном месте – это в Севастополе был клуб, не помню, как он назывался. Но, скорее всего, так и назывался – «Тоннель». Потому что клуб находился в тоннеле бомбоубежища – под Севастополем очень большая разветвленная сеть бомбоубежищ.

Артём: Как в игре «Метро».

Владимир: Да, именно! Это очень странное место. И довольно не по себе было там играть, потому что понимаешь, что находишься где-то под землей.

Вы играете в компьютерные игры?

Артём: Да, но только не в компьютерные, а в…

Владимир: …приставочные.

Артём: Приставочные, да, мультиплатформенные. Что-нибудь захватывающе, с каким-нибудь интересным сюжетом. Чтобы было, как некий фильм. «Доту» я не люблю, если что. Ни в «Доту», ни в «Танки» я не играю.

falvara-1223.jpg

Что вы можете посоветовать начинающим сибирским музыкантам?

Владимир: Если только сибирским.

Артём: Stay true там.

Владимир: Да, stay true. Ненависть и хардкор.

Артём: Больше ненависти в хардкоре.

Владимир: Ну что? Быть…

Артём: …самим собой.

Владимир: …настойчивыми, упорными и…

Артём: …огнеупорными.

Владимир: …и огнеупорными. Всё.

Артём: То есть как это – гореть, но не сгорать.

Владимир: Лучше не скажешь.


Текст: Надежда Уколова

Фото: PR-служба группы