Призвание - режиссер

19 Октября 2018

Антон Коломеец пять лет проработал актером театра «Красный Факел», а потом уехал в Москву, поступил во ВГИК и стал режиссером. Этим летом его первый полнометражный фильм «Ваш репетитор» взял приз зрительских симпатий на международном фестивале молодого европейского кино «VOICES». Мы встретились с Антоном на фестивале Russian Elementary Cinema (REC) и поговорили о режиссуре, кино и призвании.

mHxb3l8cQUg.jpg

Часто бываете в Новосибирске?

Люблю этот город. У меня здесь живут родители, поэтому я стараюсь хотя бы раз в год оказываться в Новосибирске.

Как получилось, что вы переквалифицировались в режиссёра?

Я всегда хотел заниматься кино и, пока работал в театре, несколько раз поступал во ВГИК. Три раза подавал тексты на творческий конкурс, и, когда прошёл с высоким баллом, поехал поступать. А как поступил - сразу, не раздумывая, уволился. Мне нравилось работать актёром в театре «Красный факел», но я очень сильно хотел заниматься режиссурой кино.

Насколько я знаю, вы даже снимались в одной из своих картин.

В своём коротком метре я был в одной маленькой роли, просто потому, что у нас артист в последний момент не смог. И я просто сел в кадр – там, по сути, ничего не нужно было делать. Я не снимаюсь в кино. Я только помогал своим однокурсникам по ВГИКу, когда нужно было побыть в кадре, что-то сыграть. Но я не развиваю карьеру актёра вообще, мне это просто перестало быть интересным. Я занимаюсь исключительно режиссурой.

Если кто-то из моих друзей-режиссеров однажды предложит мне что-то любопытное, я с удовольствием соглашусь хотя бы пройти пробы. Я знаю, что такое быть режиссером, но не совсем понимаю, что значит быть актером в кадре. Почувствовать это – классный опыт. Я бы попробовал быть актером именно для того, чтобы дальше развивать карьеру кинорежиссера. Но только у товарищей, друзей. Я в жизни не стану проходить кастинги, вставать в актерские агентства – это мне совершенно не любопытно.

Вы пишите сценарии ко всем своим фильмам?

Да. Когда я учился – это была необходимость, потому что – где их брать? А потом я понял, что у меня получается. Я не исключаю возможность работать по чужому сценарию, но когда у меня есть что придумать, и я чувствую, что мне интересно об этом написать – то делаю это сам.

Какие режиссеры вас вдохновляют?

У меня есть несколько любимых режиссеров: Ингмар Бергман, Педро Альмодовар, Алехандро Иньярриту (до «Бердмэна» и до всего этого), Стивен Долдри, Илья Авербах.

Какой ваш первый режиссерский опыт?

Он начался с обучения во ВГИКе. С первого курса мы снимали маленькие этюды по определённым правилам и заданиям. Они всё усложнялись и в какой-то момент перерастали в короткометражные учебные курсовые фильмы. По сути, с первого курса мы занимались тем, что сами снимали, придумывали, монтировали. Но эта картина, которую вы сегодня посмотрите

[«Ваш репетитор»] – это мой первый профессиональный полнометражный фильм после окончания ВГИКа. Можно сказать, что мой первый профессиональный опыт – это он.

kinopoisk_ru-Vash-repetitor-3252273.jpg

                                                                 Кадр из фильма «Ваш репетитор»

А те работы не считаются?

Те считаются, но я был студентом. Это ещё, скорее, часть учебного процесса, нежели профессиональный труд. Хотя я люблю свои короткие метры и горд получившимся результатом.

Получается, нет такого, что вы их пересматриваете, и хочется всё переделать?

Нет, я сразу вижу какие-то мои наивные ошибки. Но зачем это переделывать? Это уже всё в прошлом, поэтому я смотрю на них, как на некий слепок времени. Я понимаю, что мне нравилось, что до сих пор хорошо, а что точно не работает. Но я двигаюсь дальше.

Много ли у вас сейчас идей, над которыми хотелось бы поработать?

У меня есть новый сценарий, который я написал здесь, в Новосибирске. Два месяца весной я специально жил здесь, чтобы писать этот текст. «Репетитора» я тоже написал здесь, когда после ВГИКа приехал домой на три месяца. Мне помогала Галя – моя подруга и однокурсница по театральному училищу. Новый текст я бы хотел сделать своей второй картиной, но как будет – неизвестно.

Что думаете о новосибирской режиссуре?

Я ничего не знаю про новосибирскую режиссуру – я просто не видел ничего из того, что делают ребята. Но, когда я работал в театре, мы сами делали любительское кино, и даже участвовали в первом фестивале REC 11 лет назад. По сути, я тоже новосибирский режиссёр. А о новосибирском режиссёре Антоне Коломейце я думаю очень хорошо [смеется].

А как вам сам фестиваль REC?

Мне кажется – классная история, что он существует уже так долго и продолжает развиваться. У фестивалей есть тенденция однажды сгинуть из-за отсутствия финансирования или чего-то ещё. То, что делает Оксана Берилло, по-моему, прекрасно. Для режиссёров-любителей должна быть площадка, где они могут взаимодействовать друг с другом, смотреть друг на друга, быть показанными и отмеченными. Это важно для того, чтобы в какой-то момент стать профессиональным режиссёром. Если бы в то время, когда я был любителем, фестиваль выглядел так, как сейчас – мы были бы просто супер рады. Очень круто, что в Новосибирске есть REC.

Yp514z8gZQs.jpg

Вы считаете режиссуру своим призванием?

Абсолютно, на 100 %.

Но бывают моменты, когда появляются какие-то трудности, с которыми тяжело справляться?

Их – бесконечное количество. И сомнений в том, что у меня получается – не получается, тоже множество. Нет такого, что: «Я – режиссер, я – молодец!» - и ходишь гоголем. Это постоянный процесс рефлексии, постоянные сомнения в себе. Но, если это правильно настроенные сомнения, они помогают развиваться и двигаться дальше. Это трудная профессия, но удовольствие от того, когда получается – ни с чем не соизмеримо. Оно огромное. Поэтому все эти трудности можно претерпевать и делать частью своего пути и опыта.

Как стать режиссером?

Для меня, например, было важно учиться. Потому что пять лет во ВГИКе – это важный временной процесс, чтобы прочистить голову, много попробовать руками, послушать критику, пообщаться. Быть именно в киносообществе: во ВГИКе масса студентов – операторов, сценаристов, актёров, звукорежиссёров. Ты в этом котле варишься – и чувствуешь, что растешь сам, как на дрожжах. Очень важно быть в сообществе людей, которые так же обожают кино и так же развиваются в схожих профессиях. Есть режиссеры, которые не учились и стали классными – много таких примеров. Но для меня было важно образование. Именно понять, услышать, почитать лекции.

Хотели бы выйти на европейский уровень?

А кто не хочет? Нет, я скажу: «Нет, я хочу снимать только в России и только для России». Я хочу снимать в России, для русского зрителя. Но было бы круто однажды попасть на какой-нибудь премиальный фестиваль, вроде Венецианского. Это престижно и, прежде всего, помогает картине быть увиденной. Привлекает внимание того же российского зрителя, чтобы потом картина вышла в прокат и люди пришли на неё посмотреть. Значок Канн, Венеции или Берлина – важная история для человека, который любит кино.

Что можете посоветовать начинающим сибирским режиссёрам?

Много снимать. Много делать. Не бояться ошибаться. Чем больше ты делаешь, тем быстрее начинаешь делать круче.

Много смотреть кино. Пытаться найти свой голос, быть ни на кого не похожим. Современные тенденции так существуют, что все хотят быть кем-то вроде Тарантино или Линча. Но когда местные ребята-режиссёры снимают в Новосибирске какую-нибудь жесть с пистолетами, то никогда в это не веришь, потому что думаешь: «Где они, эти люди на улицах?»

А какое кино смотреть?

Какое они хотят, это каждый сам выбирает. Есть ребята, которые очень хотят снимать, например, фильмы про супергероев. Это круто, пусть они смотрят такое кино. Вообще, нужно смотреть разнообразные фильмы. Тогда отовсюду можно что-то себе подхватить. И научиться.

Текст: Надежда Уколова

Фото: архив Антона Коломейца